Дискурс Травелога - Архимандрит Иоакинфий Бичурин: китайский травелог Печать E-mail

Все страницы

И.В. Гладкова
Б.В. Емельянов


АРХИМАНДРИТ ИОАКИНФИЙ БИЧУРИН: КИТАЙСКИЙ ТРАВЕЛОГ


Страны Востока издавна притягивали русских путешественников, многие из которых стали гордостью России. Это и Афанасий Никитин, посетивший в середине XV века Персию и Индию, это Николай Рерих с его путешествиями по Гималаям, Тибету и Монголии. Это, наконец, Никита Яковлевич Бичурин (1777-1853), тринадцать лет проведший в Китае и представивший миру уникальную информацию о культуре этой страны.

После окончания Казанской духовной академии в 1799 году Никита Бичурин принял постриг под именем Иоакинфия, был произведен в архимандриты и послан в Иркутск ректором духовной семинарии. Попытка Бичурина навести порядок в этой семинарии привела к конфликту с церковным начальством. Результат был плачевным: в 1806 году его лишили «архиепископского креста» и послали в Тобольский монастырь. Через год Синод «простил» Бичурина и назначил начальником Девятой православной миссии в Китае.

Хотя Российская духовная миссия в Китае существовала уже 100 лет, сведения о Китае были скудными. С самого начала своего путешествия к новому месту богослужения Иоакинфий вел подробный дневник, собирая данные о языке, описывая быт, хозяйственные навыки монголов и китайцев.

Албазинцев – бывших сибирских казаков, ради которых и была создана Китайская православная миссия и которых она «подкармливала», на момент приезда Бичурина было 35 человек мужского пола. Начиная с 1812 года (в России шла Отечественная война!) миссия перестала получать деньги, обе церкви постепенно разрушались, несколько членов миссии скончались. Как руководитель Бичурин свои миссионерские обязанности выполнить не смог, однако изучение китайского языка и литературы, истории и обычаев китайцев сделало его в последствии всемирно известным ученым.

Уже в первые годы пребывания в миссии Бичурин самостоятельно изучил китайский язык, проштудировав произведения известных европейских китаеведов, труды которых хранились в португальской миссии в Пекине, а затем, освоив 10 тысяч китайских иероглифов, приступил к чтению и переводу текстов Конфуция и конфуцианцев. Первым он перевел «Четверокнижие» («Сышу»), состоящее из следующих книг: «Лунь – юй» («Суждения и беседы»), «Да – се» («Великое учение»), «Чжун – юн» («Учение о неизменной середине») и «Мэн – цзы» (изложение взглядов философа – конфуцианца Мэн - цзы). Перевод этих книг, как считает Бичурин, дал ему «ключ к переводу ученых китайских книг на другие языки» (Цит. по: Денисов П. В. Никита Яковлевич Бичурин. Чебоксары, 1977. С. 51).

Переводами с китайского Бичурин занимался и в последующие годы. В частности, он перевел извлечения из фундаментального географического сочинения «Дайцин и тунчжи» и 16 – томный рукописный свод истории китайского государства «Тунцзянь танму», содержащий 8384 страницы, а также 17 - й ее том, в котором излагалась история династии Мин, состоящий из 590 страниц текста. К сожалению, все эти переводы в России оказались не востребованы и осели в архиве Казанской духовной академии.

И все же это было лишь начало, как он сам писал - «для собственного употребления». В последующие годы Бичурин перевел китайскую хронику «Цьзин – биаоди – цьзян» и несколько географических работ: «Описание Чжунгарии», «Описание Тибета», а главное – «Описание Пекина», к которому приложил собственно им составленную карту китайской столицы. Оно было издано в Петербурге в 1829 году.

Бичурина в Китае интересовало все – медицина, экономика, нумизматика и, конечно, религия. Для ознакомления и последующего перевода он брал фундаментальные китайские труды: по медицине – «Судебная медицина китайцев», «Трактат о прививании оспы»; по юриспруденции – «Изложение китайского законодательства», «Монгольское уложение» и «Статистическое описание китайской империи». А с японского языка он перевел богато иллюстрированную книгу «Описание китайских монет». Большинство из этих работ так и не опубликовано.

Такой объем переведенной литературы, вероятно, не был бы возможен, если бы Бичурин и в Китае, и возвратясь в Россию, не работал над составлением больших китайско – русского и монгольско – русского словарей. Это были колоссальные по объему труды. Первый, к примеру, содержал 12 тысяч условных знаков, каждый из которых имел по нескольку выражений. Объем этого словаря – девять томов, а переведенный им манчжуро – китайский четырехтомный словарь содержит 463 главы. Об огромном размахе этой работы говорит и тот факт, что в архивах находятся рукописи еще восьми его словарей меньшего объема.

Но и это было не все. За время пребывания в Пекине Бичурин прочитал, законспектировал и перевел десятки томов книги «Цзы чжи тун цзянь» («Зеркало всеобщее, правительству помогающее») – капитальный труд по истории Китая, составленный в XII веке. Это он познакомил русских читателей с конфуцианством, переведя своего рода энциклопедию для юношества «Троесловие».

Девятая духовная миссия в Китае Иоакинфия Бичурина отмечена еще одним подвигом. Помимо собранной им уникальной коллекции книг и рукописей на китайском, монгольском и манчжурском языках, коллекции различного этнографического материала, предметов китайского быта, Бичурин закупил для Азиатского департамента Министерства иностранных дел, Петербургской публичной библиотеки и училища азиатских языков в Иркутске большое количество книг и атласов на китайском языке. В итоге из Пекина Бичурин вывез на 15 верблюдах четыреста пудов, т.е. более полутора тонн рукописей и книг.

Работа Девятой духовной миссии в Китае закончилось в 1821 году. Научный подвиг Бичурина был оценен ученым сообществом, но не церковью. Все его основные труды о Китае, Тибете и Монголии, написанные по возвращению почти сразу же печатались в России и переводились на иностранные языки. Его заслуги перед отечественной наукой были отмечены принятием Бичурина в Императорскую Академию наук, а французские ученые приняли его членом Азиатского общества в Париже. Созданный им словарь китайского языка не имел себе равных в мире, а книга «Китай, его жители, нравы, обычаи, просвещение», изданная в 1840 году, была бестселлером более полустолетия в России и Европе. Более того, он единственный в России исследователь, награжденный четырежды (!) самой престижной Демидовской премией.

Столь высокая оценка научных трудов Иоакинфия Бичурина для церкви не была аргументом. Синод и Министерство духовных дел на основании различных доносов обвинили его в «религиозных преступлениях» и поселили в келье Александро – Невской лавры. Ему пришлось ответить на 47 пунктов обвинения. Результат церковного суда был предрешен. Иоакинфия Бичурина лишили архимандритского и священнического сана и, оставив в монашестве, приговорили к вечной ссылке в Ставропигиальный Соловецкий монастырь.

Александр I согласился с этим приговором, но заменил Соловецкую тюрьму на монастырскую тюрьму на Валааме. Заступничество президента Академии художеств и директора Публичной библиотеки А. Н. Оленина, министра иностранных дел К. В. Нессельроде и других отечественных деятелей и ученых не помогло. На Валааме, несмотря на запреты, Бичурин продолжал работать над своими книгами и переводами.

Новый царь разрешил ему в 1826 году вернуться в Петербург и работать в Азиатском департаменте Министерства иностранных дел. С этого момента и более двадцати лет Бичурин находился в гуще общественной жизни Петербурга, много печатался в прогрессивных периодических изданиях. Он был близко знаком с А. С. Пушкиным, В. Ф. Одоевским, И. А. Крыловым, И. И. Панаевым, В. Г. Белинским, многими учеными и общественными деятелями.

В 1831 году отец Иоакинфий обратился в Синод с просьбой снять с него монашеский сан, но получил отказ, поэтому до конца дней своих он этот сан носил. Скончался Иоакинфий Бичурин от продолжительной болезни 11 мая 1853 года в келье Александро-Невской лавры. Хорошо понимая огромное значение вклада, внесенного им в отечественную ориенталистику, Бичурин в одном из писем отмечал: «Ежели отдавать самому себе справедливость не противное скромности, то могу сказать, что целые тринадцать лет занимаясь познанием Китая, я один сделал в пять крат более, нежели все прошедшие миссии в течение ста лет» (Там же. С. 59). Труды Бичурина и сегодня продолжают печататься, поражая своей информационной емкостью. 


 





Здесь будет баннер
Международная Академиия Дискурс Исследований, 2009
620144 г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 68 info@madipi.ru
Rambler's Top100 Разработка, создание и техническая поддержка сайта
admin@apin.ru ООО "Агентство Культурной Информации", 2009